s-info

Запах пороха

КОНЦЕНТРАЦИЯ НАПРЯЖЕНИЯ

Лиза почувствовала сразу, как только вошла в зал, - в воздухе пахло порохом. Что должно было взлететь на воздух, она не знала, но интуиция подсказывала - эпицентр взрыва рассчитан на нее. Уж слишком многозначительно улыбались женщины, заглядывая ей в глаза. Слишком предупредительны были мужчины. “Они что-то знают и ждут, какой силы фейерверк украсит их мероприятие. Может, даже пари заключили, мерзавцы“, - пронеслось в Лизиной голове. Николаша крутился вокруг нее ужом, старательно изображая беззаботность и при этом постреливая глазками по сторонам, хотя идти на этот корпоратив не хотел. Это она настояла и сейчас понимала, какая сила гнала ее на вечеринку.

Лиза заподозрила нелады в Николашиной жизни месяца три назад, но он ни в чем не сознавался - мол, чист и спокоен, как ангел, и никаких проблем не испытывает. Так она и поверила! Пять лет совместной жизни - это тебе не прогулка под луной. Она знала мужа наизусть, каждый его вздох, каждое движение бровей и поворот головы. Голова в последнее время отворачивалась от нее все чаще, брови не взлетали в предвкушении жаркого соития, а сдвигались на переносице и застывали там, пока она сама не выключала бра и не поворачивалась на противоположный от него бок. Тогда Николаша вздыхал, тяжело, горестно и безнадежно, но не произносил ни слова. Если Лизе все-таки удавалось взбудоражить в нем тестостерон, Николаша показывал себя молодцом, как и прежде, так что подозрения в угасающем либидо отпадали в связи с несостоятельностью.

Что же мучило молодого и здорового мужика на территории абсолютного супружеского благополучия? Не надо было иметь семь пядей во лбу, хотя у Лизы их было и больше семи, чтобы понять – другая женщина, зацепившая Николашу не на мимолетное увлечение. А где, как не на работе, происходят такие зацепки? По концентрации напряжения вокруг своей персоны Лиза утвердилась в правоте своих умозаключений, оставалось вычислить, какая из этих вертихвосток окучила ее мужа.

ТОЧКА ЗАМЕРЗАНИЯ

- Здравствуйте, меня зовут Настя. Я в Николашином отделе референтом стажируюсь… - девушка осеклась под холодным Лизиным взглядом.

- Вашего шефа зовут Николай, и если вас еще не научили корпоративной этике, прошу запомнить это раз и навсегда, - холод Лизиного тона близился к точке замерзания. - А еще лучше - Николай Петрович. А я его жена - Елизавета, Елизавета Васильевна.

Девушка была прелестна. Даже сейчас, войдя всем своим существом в образ блюстительницы нравов, Лиза не могла это не признать. Огромные зеленые глаза, щедро опушенные темными ресницами - без намека на косметику, смотрели на нее испуганно и восхищенно.

- Какая вы красивая! Не знала, что бывают такие красивые… - она поперхнулась, но мужественно закончила мысль: — Такие красивые у начальников жены.

- Думала, только старые грымзы с плеткой в руках?

Настя доверчиво кивнула головой. И тут случилось невероятное: Лиза расхохоталась, да так, как не смеялась уже много лет. Эта девочка, решившая продемонстрировать ей, кто на самом деле владеет Николашей, была так очаровательна своей непосредственностью, своим безоговорочным признанием поражения, что Лизе захотелось погладить ее по голове и поцеловать в пунцовую щеку. Как младшую сестру или подругу по несчастью.

- Давай-ка, милая, выпьем шампанского. На брудершафт, - Лиза протянула Насте бокал.

- Если на брудершафт, надо же целоваться… - еще больше покраснела Настя.

- И поцелуемся. Что в этом страшного? - Лиза ловко просунула руку под Настин локоть, сделала несколько глотков и чмокнула девушку в душистую щеку.

От невероятности происходящего в глазах у Насти появились слезы, а окружающие, ждавшие скандала, замерли с выпученными глазами. Боялся пошевелиться и Николаша, застывший за Лизиной спиной.

- Пойдем к столу - закусим, поболтаем, - Лиза взяла Настю за руку и повела к столу с закусками. - Ты любишь креветки с авокадо? Я обожаю.

- И я, - Настя потихоньку приходила в себя, щеки побледнели и сделались прелестно розоватыми. - И красную икру с авокадо, так вкусно, вам положить?

- Не вам, а тебе - мы же на брудершафт выпили. И не так уж намного я тебя старше - лет на восемь, не больше. А ты меня в старухи, нехорошо.

ДОЧКА В ХАЛУПЕ

Весь оставшийся вечер Лиза и Настя не расставались, им так хорошо было вместе, так интересно друг с другом, что о Николаше обе забыли. Он напомнил о себе, когда зал практически опустел.

- Вызови такси, - распорядилась Елизавета. - Завезем сначала Настю, а потом домой.

На прощанье Настя чмокнула Лизу в щеку, кивнула Николаше и исчезла в обшарпанном подъезде пятиэтажки.

- Бедная девочка - в такой халупе живет, - вздохнула Лиза. - Надо что-то придумать…

- Дочка? - водитель посмотрел на сидевшего рядом с ним Николашу. - Красивая. А что халупа - так это правда, развалина, - и включил зажигание.

Николаша не ответил, только еще больше нахохлился и втянул голову в плечи

Уже лежа в постели, Лиза мимоходом, как давно решенное, сообщила мужу, что они с Настей в конце недели улетают в Рим. Ненадолго, дней на пять. И чтобы он не вздумал чинить Насте препятствия.

- Конечно, развейся, ты о Риме давно мечтала, - согласился Николаша и потянулся к жене. - Иди ко мне, я соскучился.

- Вот этого не надо, спи, - Лиза выключила бра и повернулась на другой бок. На душе было хорошо и спокойно, ей всегда хотелось иметь младшую сестру, и вот мечта неожиданно сбылась. Или почти сбылась, это сейчас не было важно. Николаша вздохнул, тяжело, горько и безнадежно. Потом послышалось его легкое посапывание, стремительно переросшее в храп. Первый раз Лизе не захотелось накрыть мужа подушкой или больно толкнуть в бок. Сегодня его храп Лизу не раздражал.

КО ВСЕМ ЕГО ДЕТЯМ

Через неделю после возвращения из Рима новоиспеченные подруги встретились в кафе.

- Хочу сообщить тебе…. Не знаю, как ты отнесешься… - Лиза искала слова и, не отрываясь, смотрела Насте в глаза, надеясь уловить малейшее движение ее настроения, когда та услышит новость.

- И у меня новость, - усмехнулась Настя. - Но сначала ты говори.

- Говорю: я беременна. Врач сказал, девять недель.

- Умереть не встать, - расхохоталась Настя. - А у меня восемь. Что будем делать?

- Как что? Рожать! - Лиза вытерла слезы, выступившие на глазах от смеха. - Боюсь представить, что будет с Николашей, когда он узнает.

- С тобой понятно - рожать. Про себя я так не скажу, надо подумать… - Настя погрустнела и сникла. - Как я одна, с ребенком…

- Даже не думай! - Лиза положила руку на Настину ладонь. - И почему одна? А я?

- А что ты? У тебя муж, достаток.

- Мужа у меня, считай, нет - я на развод подала. А вот алименты ему платить придется нам обеим. А еще я его из квартиры выпру, она моих родителей. Знать не хочу, где он жить будет.

- За него не переживай, у него запасной аэродром есть, - Настя с удовольствием откусила кусочек эклера. - Девочка, наверное, будет - на сладкое тянет. Так вот, аэродром зовут Катей, достоверные источники донесли. Кстати, она твоя секретарша.

- Катя? Моя секретарша? - Лиза не верила своим ушам. - Ну, дела! Так она его выгонит, как только узнает про алименты на двоих детей, даже не сомневайся. Я Катюшу как облупленную знаю. У нее же вместо глаз евроценты горят, жесткая девочка. Да-а… Я всегда знала, что у Николаши в штанах больше, чем в голове, но чтобы настолько…

Николаша попросил только об одном, чтобы Лиза и Настя рожали в разных роддомах. Сначала встретил Лизу с сыном, а через неделю Настю с дочкой, которой дал свое отчество, фамилию и алименты на отведенный законом срок. Как и предполагала Лиза, Катя послала Николашу ко всем его детям, но матери детей его не приняли. Он теперь живет в Настиной обшарпанной халупе, а она с дочкой переехала к Лизе. Так удобнее всем.

Алина Рощина


НТВ о нас
НТВ о нас
Новый номер
Новый номер
Сплошные приколы
Средство для увеличения потенции Аппилл

Вернисаж

С-И
Ситосан
Энтис спрей
Препарат Секстайм
Крем для увеличения груди pushap
s-info